Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+8
+
+

Кобани был Сталинградом, сделаем Африн Вьетнамом

Опубликовано:  13.02.2018 - 22:16

(письмо ирландского бойца-интернационалиста из Сирии)

Мой курдский псевдоним – Тирпан Куди. Я коммунист и один из трёх ирландцев в Сирии, сражающихся в Рожаве против вторгшихся в Сирию турецких войск. Я здесь воюю с 2016 года в составе интернационального освободительного батальона. В составе батальона – турецкие коммунисты, коммунисты из разных стран мира, анархисты. Мои ближайшие товарищи здесь с 2014 года, с битвы за Кобани. В основном это члены Турецкой коммунистической партии (марксистко-ленинской,) и Освободительной армии рабочих и крестьян Турции (ТIKKO). Они действуют с 1972 года, в основном в районе гор Дерсим, и в основном это курды, турки, армяне, люди из района проживания алевитов – мусульманской секты, почитающей дочь Мухаммеда.

Здесь рядом с курдами десятки людей со своим языком, историей, которым угрожает турецкий шовинизм. Союзников поблизости мало. Ближайший союзник в этом регионе – Региональное правительств Иракского Курдистана, но после референдума иракское правительство лишило его многих прав автономии, и они не в состоянии оказывать даже ту небольшую помощь, что была ранее. Курдская демократическая партия бывшего президента Иракского Курдистана Масуда Барзани, по существу, отвечает за все регионы, граничащие с Рожавой, но он в дружественных отношениях с Турцией. Даже когда Отряды народной самообороны сражались с ИГИЛ, он не только стоял в стороне, но и мешал, где только мог.

Политика Барзани даже не национально курдская, а племенная, феодальная, оппортунистическая, дружественная Турции и Израилю, он полностью является клиентом США. Те вливают миллионы долларов в своего неудачливого сателлита.

С сирийским правительством взаимодействовать сложно, но я бы не сказал, что враждебные. Рожава – не сепаратистский проект, она хочет автономии в рамках Сирийской Республики.

Отряды народной обороны вместе с вооружёнными силами Сирии освобождали Алеппо. Многие соседние с Рожавой города – под контролем правительственных войск, и через посты любой, даже иностранец, может пройти и проехать. Сирийская арабская армия не чинила нам препятствий при обороне Африна, хотя легко могла бы это сделать.

Россия оказывала вначале довольно большую военную поддержку, правда, меньшую, чем США. Она предлагала новое название Сирийская Республика, а не Сирийская Арабская Республика, с курдской автономией и признанием равенств всех языков. Она пыталась найти место для курдов за столом переговоров в Сочи. Но при этом Россия позволила Турции вторгнуться в Африн, и это показало, что она столь же ненадёжна, как и США. Наш альянс с ней был тактическим и временным, как Отряды народной самообороны предполагали ранее.

Интернациональная же солидарность жива. Жива и Марксистско-Ленинская коммунистическая партия, которая сказала: «В Кобани был Сталинград, сделаем в Африне Вьетнам».

Вот как я объясняю это в Европе и США тем, кто всё ещё понимает ,борется и поддерживает нас. Как и во Вьетнаме, мы были в альянсе с большими державами, лавируя в их игре друг с другом. Но теперь мы столкнулись с Турцией и империализмом НАТО.

Отряды народной самообороны будут сражаться, но вы должны оказать большую, активную солидарность дома. Нам нужны акции, протесты, профсоюзные декларации, лозунги на стенах домов на Западе.

В военном отношении воевать с НАТО не то, что с ИГИЛ, как я делал это в Мабидже и Ракке из-за турецких самолётов, но идеологически это то же самое. И Эрдоган, и ИГИЛ хотят полностью уничтожить курдов и в исламистском и типично фашистском стиле пытаются возродить старый великолепный порядок. В то время как ИГИЛ хотели халифата, у Турции – неооттоманские амбиции.

Поддержка, оказывавшаяся Турцией ИГИЛ, вполне доказана документально, но ей не удалась попытка уничтожить Рожаву их руками. И вот, чтобы ослабить Рожаву перед мирными переговорами, она всё берёт непосредственно в свои руки.

Учитывая турецкую кампанию против курдов в 2015 году в Бакуре, на востоке Турции, когда большие населённые массивы были сровнены с землёй, такие города, как Джизре и Нусайбин на турецкой территории, мы можем ожидать полного пренебрежения жизнью гражданского населения. При этом редко кто из журналистов, независимых или каких-то других, писал о бойне, опасаясь, что Турция закроет границу.

Курды Рожавы более известны и больше освещены в СМИ. Сейчас мир следит за Африном и спрашивает, почему герои, освободившие Раку от ИГИЛ вчера, кинуты сегодня. Хотя в некоторых репортажах на БиБиСи журналисты стоят на протурецкой позиции, есть и те, что держат сторону курдов.

Есть три вещи по сравнению с войной с ИГИЛ, с которыми я пока не сталкивался в этот раз. Первое – отсутствие начинённых взрывчаткой машин со смертником за рулём, едущих в нашу сторону. От них бывает больше потерь, чем от авиаударов. Я как-то оказался сразу же после взрыва в таком месте. Автомашина съехала с перекрёстка, и всё что было на дороге, было полностью уничтожено и почти все строения на четырёх углах оказались сравнены с землёй.

Второе – мины, растяжки. Их игиловцы оставляли после себя огромное количество. Уходя, они всё шпиговали ими. В одном здании в Ракке было найдено 35 растяжек.

Третье – пояса смертников. Хотя всё это может опять появиться, учитывая, как много игиловцев, джихадистов было рекрутировано Турцией.

Несмотря на количество военных сил и авиации, я оптимист. В отличие от Рожавы, Африн находится в гористой местности, мы можем вести партизанскую войну после вторжения и оккупации. Даже если мы потеряем большую территорию, мы её вернём, когда уйдут турки, или Эрдоган будет нести такие потери, что будет нести политический урон.

После удаления влиятельных людей из администрации, тех, кто мог давать разумные советы, вторжение Эрдогана – ничто иное, как нападки сумасшедшего.

Меня не заботит судебное преследование за вооружённую борьбу с суверенным государством и членом НАТО. Я нахожусь в суверенном государстве, которое называется Сирия, а сейчас на его территорию незаконно вторглась Турция. Я – боец Отрядов народной самообороны, сирийской армии, которая получает всё большее признание де-факто. Меня не заботит легальность. Турции и её головорезам из Свободной сирийской армии нечего здесь делать, и их неооттоманские салафитские претензии должны быть разбиты. Мы не уйдём, пока не сделаем эту работу.

Если выиграем, то свершившийся факт не повлечёт преследований нас, или оно будет очень непопулярно, так как Запад окажется на дружеской ноге с проектом Рожавы. Если проиграем, то умрём.

Нина Нечаева
по материалам «Морнинг Стар»

Добавить комментарий (всего 1)

еще 100-200 Вьетнамов!.. и желательно в России