Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+10
+
+

Освободитель

ПОИСК МАТЕРИАЛОВ
Установите Flash Player и/или разрешите в браузере JavaScript, чтобы включить видео.
Опубликовано:  17.05.2015 - 19:09
Классификация:  Кино  Венесуэла  Латинская Америка 

В основе фильма лежит реальная история героя Венесуэлы — Симона Боливара.

Симон Боливар сражался более чем в 100 боях против Испанской империи в Южной Америке. Он проехал 70 000 миль на лошадях. Его героические военные баталии охватывали площади в два раза большие, чем территории завоеванные Александром Великим. Его армия никогда не завоевывала - она освобождала.

Режиссер: Альберто Арвело
В ролях: Эдгар Рамирес, Эрих Вильдпрет, Мария Вальверде, Хуана Акоста, Иманоль Ариас, Леандро Арвело, Марта Бенвенути, Хон Бермудес, Дасио Кабаллеро, Алехандро Ферт

Венесуэла, Испания, 2013 г.

Добавить комментарий (всего 3)
04.07.2015 - 01:13 Анастасий Паниковский

ПАНАМСКИЙ КОНГРЕСС "09.12.1824 возле Аякучо (Перуанские Анды) произошло сражение, в котором генерал А.Х.Сукре одержал окончательную победу над уцелевшими остатками войск, к-рые Испания ещё смогла собрать в Южной Америке. Сокрушительный удар, понесённый испанцами под Аякучо, завершил 15-летнюю борьбу, начавшуюся в 1810 г., когда группа патриотов, захватив Каракас, ценой ожесточённой борьбы и самопожертвования смогла присоединить земли до вице-королевства Перу.

Основная заслуга в приобретении полит. независимости этой территорией и в образовании на ней суверенных республик принадлежит Боливару. Его действия были олицетворением духа, необходимого не только для достижения политической независимости в затяжной войне с Испанской империей, но и для того, чтобы заложить фундамент новой и сложной организации молодых государств и указать пути, которые Латинская Америка должна избрать для себя перед лицом остального мира. В условиях полного отсутствия опыта и располагая ограниченными ресурсами он был вынужден заниматься не только решением неотложных повседневных проблем, но и определением статуса Лат. Америки в международной структуре, частью которой она только-что стала.

За 2 дня до битвы при Аякучо, Боливар из Лимы обратился ко всем незадолго до того освобождённым странам с призывом принять участие в конгрессе, созываемом для установления наиболее тесной формы союза. Эту идею он вынашивал уже давно. Ещё в 1810 Боливар - тогда никому не известный молодой человек, будучи в Лондоне в составе дипломатической миссии, дал интервью одной англ. газете, в к-ром заявил о своём намерении обратиться ко всем народам Латинской Америки с призывом объединиться в конфедерацию.

С момента, когда он взялся за оружие, Боливар сознавал, что необходимо не только объединить Венесуэлу и Колумбию в единое гос-во, но и пойти дальше и объединить всю Испанскую Америку. ... (пр. сл.)

06.07.2015 - 22:27 Анастасий Паниковский

В 1815 г., влача почти нищенскую жизнь в эмиграции на Ямайке, он написал один из самых выдающихся документов в политической истории Латинской Америки. В письме к издателю англ. газеты в Кингстоне, он дал точный анализ положения в Лат. Америке: какой она была в то время и какой должна стать. "Бодее чем кто-либо другой, я жажду видеть Латинскую Америку самой великой в мире - не размерами и богатством, но своей свободой и доброй славой. Какая прекрасная идея - стремиться преобразовать Новый Свет в единую нацию с единым договором, связующим её части одну с другой и одновременно в одно целое. Поскольку все части континента имеют общее происхождение, язык, обычаи и религию, следует иметь единое правительство; оно создаст конфедерацию государств, которые должны быть образованы. Панамский перешеек мог бы явиться для нас тем, чем явился Коринфский перешеек для греков." Когда Боливар выдвинул этот проект, Латинской Америке предстояло пройти ещё долгий путь до обретения независимости. И тем не менее, он обладал даром предвидения, позволившим ему проникнуться идеей того, что единство будущих гос-в должно стать оплотом их суверенности. Человечеству пришлось дожидаться более 100 лет, прежде чем возникла организация, подобная той, которую имел в виду Боливар - Лига Наций.

Когда военные победы позволили Боливару слить Венесуэлу, Новую Гренаду и Эквадор в единую республику - Колумбию, он направил группу полномочных представителей, чтобы пригласить независимые государства Южной, Центральной Америки и Мексики на конгресс по основам объединения. Инструкции, данные им, показывают, что его намерения не ограничивались временным оборонит. пактом для отражения возможной угрозы вторжения. Старые режимы, которые вели войну против рев. Франции, только что создали Священный союз, с тем, чтобы защитить абсолютную монархию и устаревший социальный строй. Одна из их первоочередных задач, очевидно, состояла в том, чтобы возвратить колонии Испании. Боливар видел эту атаку на демократию и считал право наций установить собственную форму правления и принципы полит. свободы всеобщим делом - не случайно он старался убедить все новообразованные республики в необходимости постоянного и нерушимого единства.

В качестве примера ему служили США и Конгресс, обеспечивший колониям Англии полит. единство. "В настоящий момент нет ничего важнее для правительства Колумбии, чем учреждение подлинно американской лиги наций. Конфедерация не должна вдохновляться идеей обычного союза в целях обороны. Наше объединение должно быть лигой родственных наций. Если они объединят силы и ресурсы, они смогут противостоять чужеземной агрессии. Послы должны убедить их в том, что необходимо немедленно начать закладку фундамента ассамблеи полномочных представителей, способной отстаивать интересы американских государств и быть посредником в спорах между государствами, которые, хоть и связаны общностью деятельности, могут из-за отсутствия соотв. института дать разразиться конфликтам." (пр. сл.)

10.07.2015 - 00:17 Анастасий Паниковский

Взгляд Боливара на обстановку того времени противоречит тому, что высказывал президент США Д. Монро. Если последний ограничился заявлением, что США в одностороннем порядке приняли решение противостоять любой попытке покорить Новый Свет, то в представлении Боливара новые республики должны были собраться, чтобы образовать постоянную организацию, которая занималась бы не только вопросами обороны, но и интеграции. Боливар мыслил преимущественно категориями бывшей Испанской Америки и задачу её организации видел как в устранении непосредственной угрозы, так и в развитии политического курса на будущее, включающего сотрудничество с США и установление сбалансированных отношений между Лат. Америкой в целом и остальным миром. Когда военная победа стала полной, Боливар смог вновь выдвинуть свои предложения. Он руководствовался тремя главными идеями: 1) Создание на обломках Империи единой конфедерации, скреплённой общими языком, культурой и историей, 2) Подготовить пакт о взаимопомощи между всеми странами континента, включая и "не-испанские" США, Бразилию и Гаити, 3) Создание "высокого конгресса" правительств мира для "обсуждения важнейших вопросов мира и войны".

На конгресс в Панаме съехались делегации от: Мексики, Соед. провинций ЦА*, Колумбии** и Перу. По разным причинам остальные страны континента не смогли присутствовать, хотя и приняли приглашение***. Чрезвычайное совещание состоялось 26.06.1826. В инструкциях перуанской делегации, продиктованных Боливаром, цели конгресса излагались как: создание конфедерации против любой страны, пытающейся подчинить Америку. Взаимные гарантии независимости и территориальной целостности. Заключать союзы с другими гос-вами лишь при наличии обоюдного согласия. Выносить все конфликты на рассмотрение Конгресса не прибегая к войне. Запрет работорговли. Создание объединённых вооруженных сил. Боливар намеревался создать организацию, которая была бы достаточно сильной, чтобы оказывать влияние на местных сепаратистов. В том числе создать постоянную армию, не находящуюся в прямом подчинении одного какого-то государства. Этот принцип одобрили и было принято решение создать постоянные вооруженные силы численностью 60000 человек и союзный ВМФ на взносы гос-в - членов организации. Впервые в истории была бы создана конфедерация, которая ставила бы своей целью содействовать объединению государств на основе мира и прогресса, а не путем военных побед.

Но люди с узким, ограниченным кругозором, которых заботили дела лишь сегодняшнего дня, не могли одобрить этот новаторский проект и выдвигали всяческие оговорки, которые значительно исказили истинный характер этого благородного замысла. Возможно, проект опередил свое время. Вряд ли люди с мелочными интересами и находившиеся в плену тогдашнего общества могли с энтузиазмом воспринять это передовое видение судеб Латинской Америки. Со смертью Боливара пришел конец и его усилиям. История Лат. Америки XIX века - это история дробления, а не единства. Предначертанные им планы будущего в то время ещё не могли быть материализованы. Сегодня они вновь вызваны к жизни как неотложная проблема времени. Народы Латинской Америки все больше убеждаются в том, что они должны объединиться, если хотят, чтобы их существование стало ощутимым на мировой арене." Артуро Услар-Пьетри (Венесуэла) - "Курьер ЮНЕСКО", 1977, N 3 (сокр.) * - Коста-Рика + Никарагуа + Гондурас + Гватемала + Сальвадор, ** - вкл. Венесуэлу и Эквадор, *** - Гаити и Парагвай приглашений не получили. Причин автор статьи не объясняет.