Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+4
+
+

Рожава: в гостях у амазонок

Опубликовано:  01.02.2015 - 22:22

В декабре 2014 года международная делегация ученых, писателей и журналистов посетила Сирийский Курдистан, также известный как Рожава. Исследователи из США, Британии, ФРГ, Швейцарии, Норвегии, Франции, Турции и Австралии выбрали в качестве объекта своего изучения курдское самоуправление и пытались проанализировать, что изменилось на курдских территориях с уходом центральной власти. Работа местных органов власти кардинально отличается от реалий Ближнего Востока: вовсю действуют городские советы, практикуется выборность командиров отрядов, 40% руководящих должностей закреплено за женщинами, которые также активно участвуют в обороне территорий, все управленческие посты продублированы — одновременно выбирается и мужчина, и женщина.

Группа ученых, в составе которой были профессор Дэвид Гребер, социолог Томас Джеффри Майли, этнолог Антония Давидович, посетила лагерь беженцев на границе и только что организованный университет. Среди участников полевого исследования оказалась и писательница Джанет Бил, вдова Мюррея Букчина, на идеях которого и базируется политика Рабочей партии Курдистана в регионе.

7 декабря наша делегация встретилась в городе Амуда на севере Сирии с женщинами взвода народной самообороны (Yekineyen Parastina Gel, YPG). 50-тысячный городок зажат между Турцией и Ираком и уже несколько лет охвачен гражданской войной. Ополченцы — это непосредственные участники конфликта, они не связаны с какой-либо конкретной политической партией, но в первую очередь ориентируются на партию «Демократический союз» (Partiya Yekîtiya Demokrat, PYD). Она действует в тесной связке с Рабочей партией Курдистана. «Демсоюз» ратует за широкую автономию курдов в составе Сирии через создание органов местного самоуправления.

Преобладающее население Амуды — курды, здесь также есть небольшая община ассирийцев-христиан. Местность находится под контролем курдских партий с 2012 года, когда центральное правительство покинуло ее. Амуда считается культурной столицей Роджавы, здесь много людей с высшим образованием. Мы вошли в прохладную комнату с побеленными стенами, где разместился десяток темноволосых женщин в хаки. Сидящие на подушках по краям помещения партизанки приглашают присоединиться к беседе.

Чтобы согреться, в центре комнатки поставили железную печку — зимние ночи здесь очень холодные. По углам расставлены цветы, на полу лежит тканный ковер, на стенах — традиционные для курдских военных ряды фотокарточек. На них замученные члены взвода. К нам подходит раненая девушка, опираясь на металлический костыль. При каждом шаге она морщится и, наконец-то, с облегчением садится.

Теперь бойцы готовы рассказать свою историю: «Сначала, еще в 2011 году, женщины сражались в самообороне вместе с мужчинами — в сводных полках. Но годом позже на съезде бойцы женского пола решили, что пора организовать самостоятельные крупные отряды — мы хотели показать, что у нас, у женщин, могут быть свои собственные силы». Одна из женщин сидит, скрестив ноги. Она держится очень тихо, ее ноги укрыты несколькими теплыми одеялами. Время от времени во время разговора она потирает живот. Мой взгляд снова и снова возвращается к ней, и вдруг я замечаю капельницу на стене позади нее, которая тянется к ее запястью. Члены женской самообороны говорят, что приезд делегации дарит им надежду: «Визит демонстрирует, что деятельность активистов вышла за пределы Сирии и достигла мира».

Одна из девушек вспоминает: «До революции весь мир женщины ограничивался одной комнатой, права были исключительно у мужчин. Нас же рассматривали так, как будто мы есть, но на самом деле нас нет!» Активистки говорят, что тогда ни мужчины, ни женщины не верили, что женщины сами могут сделать что-нибудь важное. Но формирование отрядов народной самообороны, в том числе женских отрядов, дало «политическое и социальное осознание возможности бороться за свободу. Ты приобретаешь уверенность в себе… Когда ты вместе с другими, то понимаешь, что ты и есть власть… Мы смогли выражать наши убеждения, наши мысли… Мы достигли сознания освободителей». Курдские женщины поняли, что они имеют права и эти права надо защищать.

В какой-то момент гаснет электрический свет — темноту озаряют фонарики, зажигается свеча и разговор продолжается. Был прописан устав, демократичный настолько, насколько возможно. В нем оговаривается равноправие участниц, в том числе и командиров. Все члены самообороны живут и готовят вместе, возрастной диапазон в среднем от 18 до 35 лет.

Командиры избираются раз в год — учитываются прежде всего имеющиеся навыки. После выборов они проходят специальную подготовку, но их ранг не предоставляет никаких привилегий, если не считать большей ответственности. От них ожидается, что они будут вносить больший вклад в общее дело и быть образцом для подражания. Они не имеют права повышать голос на подчиненных: «Это то, против чего мы все вместе боремся». Командиры больше других подвергаются критике.

Когда женские отряды хорошо зарекомендовали себя в боях, то большинство курдок поняли, что затраченные усилия стоили того. Теперь они посвящены в небольшой секрет — девушки способны на многое, это вдохновляется примерами курдской истории, которая изобилует образами сильных женщин. Исходя из исторических примеров и современных практик, курдки осознают свою борьбу «не только против боевиков «Исламского государства», но и в целом за дело революции». Боец с капельницей поднялась на ноги, чтобы неспешно двинуться к выходу — молодые однополчанки стараются ей помочь. Мы, притихнув, смотрим, как женщина совершает свое бесконечно долгое путешествие.

Образование женского ополчения охватывает не только военную подготовку, но политические и философские идеи: «Мы пытаемся понять и проанализировать всю нашу жизнь». Сейчас в рамках образовательных семинаров женщины изучают не только многотомные труды лидера РПК Абдуллы Оджалана, но и пример Дилар Генксемис, больше известной под позывным «Арина Миркан». Фотоснимок командира подразделения украшает комнату, где мы сидим — Миркан прикрыла отступление своего отряда прошлой осенью в городе Кобани, когда его штурмовали джихадисты. Чтобы прикрыть отступление товарищей, мать двоих детей подорвала себя связкой гранат — в ходе того боя были убиты 74 боевика «Исламского государства».

Кроме того, взвод изучает жизнь Гульназ Караташ, известной под псевдонимом Беритан. Она одна из первых женщин Рабочей партии Курдистана, которая стала сражаться с оружием в руках. Когда ее окружили, партизанка бросилась в обрыв. «Мы боремся не только против «Исламского государства», — говорят этой ночью члены ополчения. — Мы боремся, чтобы изменить менталитет народа и показать миру силу женщин. Наши идеи выходят за рамки края — мы хотим бороться в глобальном масштабе. Мы искренне хотим, чтобы мир узнал о нас не благодаря боевым операциям, а благодаря нашим идеям».

Один из членов делегации заверяет женщин: что бы ни случилось, прошлое не вернется. «Вы сражаетесь в том числе и за моих трех дочерей, живущих сейчас в Европе», — говорит он с благодарностью. Его реплику подхватывают: «Мы боремся здесь, но ради всего мира — курдки слишком долго страдали, и мы не желаем такого же остальным!» К окончанию встречи вспоминаем об ушедшей женщине с ранением: «Не утомили мы ее расспросами?» В ответ: «Не беспокойтесь! Если бы она хотела, чтобы вы ушли, то она так бы сказала — мы здесь стараемся говорить по-честному!».

Источник: Сообщество «Экология или катастрофа: жизнь Мюррея Букчина»
Перевод: Дмитрий Окрест, Рабкор.ру

Добавить комментарий (всего 0)